Генеральный директор компании ИВК Григорий Сизоненко: «Пора ломать традиции, которые мешают нам развиваться»

Компания ИВК - ведущий российский производитель компьютерной техники, системообразующего ПО и средств защиты информации. В портфеле компании - защищенная операционная система «Альт 8 СП», инфраструктурные программные продукты и программно-аппаратные комплексы, компьютерная техника со спецсвойствами, периферийные устройства, встраиваемые системы на базе отечественных операционных систем и процессоров. Сегодня на вопросы ICT-Online.ru об импортозамещении в ИТ отвечает генеральный директор компании Григорий Сизоненко.

 - Григорий, отношение к импортозамещению в нашей стране неоднозначное. Среди людей, принимающих решения и среди многомиллионной армии рядовых пользователей распространено мнение, что импортозамещение – это путь к технологической изоляции России. Ошибочно ли, на ваш взгляд, это мнение?

 - Прежде всего, хочу подчеркнуть: мы должны вести речь не об импортозамещении, а об обеспечении технологической независимости. Цель - не примитивная замена зарубежных решений на отечественные, а возрождение собственной отрасли ИТ, включая разработку собственных технологий от идеи до выпуска в промышленную эксплуатацию.

А теперь вернемся к вопросу. Стоит внимательно присмотреться к тем, кто пафосно рассуждает о технологической изоляции, – и становится очевидным: это либо технически неграмотные люди, либо лоббисты иностранных технологий. Первые добросовестно заблуждаются, а вот вторые – осознанно и изощренно вводят в заблуждение весь рынок. Например, на компьютер с отечественным процессором «Эльбрус» ставят операционную систему, не «заточенную» под работу с ним. И лицемерно вздыхают, комментируя результат: конечно, хотелось бы свое, но вы же видите – наше ни в какое сравнение не идет с зарубежными технологиями, мы пока не готовы…

Почему же «не готовы»?! Готовы! Просто надо взять правильную комбинацию: компьютер «Эльбрус» с операционной системой «Альт». Но никто из лоббистов такую возможность даже не упоминает и потребителям не предлагает. А ведь «Альт» работает с «Эльбрусом» в нативных кодах, обеспечивая максимальную производительность процессора и совершенно иные технические характеристики.

Кто не верит – приходите, мы покажем. Все эти решения развернуты на постоянном демонстрационном стенде нашей компании. Они бесшовно встраиваются в крупные корпоративные системы, построенные на американских технологиях, поддерживают гетерогенную среду, эволюционно заменяя импортные решения на отечественные.

Мы из раза в раз наблюдаем одну и ту же реакцию потребителей, тестирующих работу «Эльбрусов» с «Альтом»: «Это что, правда? Такая мощнейшая система создается в России?! Она же реально крута, на уровне лучших зарубежных! Да ее надо повсеместно внедрять!». Но те, кто лоббирует зарубежные технологии, никогда эту систему пользователям не покажут, хотя о существовании ее знают. И я не могу оценивать их действия иначе, как осознанный подрыв государственной политики импортозамещения.

 - Но стоит ли при выборе системного софта ориентироваться на его способность работать на российской компьютерной технике? Ведь она сейчас проигрывает зарубежным по производительности.

 - Действительно, на сегодняшний день производительность отечественных процессоров пониже, чем производительность зарубежных. Но не драматически: обычный пользователь даже не заметит разницы. Разрыв сокращается очень быстро; нет сомнений, что вскоре российские и зарубежные процессоры будут конкурировать на равных.

Вспомним, что российские процессоры создавались в условиях, когда они были никому не нужны, у них не было рынка, не было финансирования. Практически на чистом энтузиазме. И даже в таких условиях разработчики достигли впечатляющих результатов. Если сейчас государство поможет им сформовать рынок, появится массовый спрос, - я не исключаю, что через некоторое время на мировом рынке будут говорить: «Надо покупать российские процессоры! Ведь американские сильно им проигрывают». Фантастика? Через несколько лет сравним этот прогноз с реальностью. Не факт, что сравнение окажется в пользу скептиков.

 - Способны ли зарубежные операционные системы работать на российских аппаратных платформах?

 - Нет, не способны. На отечественных аппаратных платформах устойчиво работает и обеспечивает их высокую производительность только отечественный системный софт «Альт». Причем обратите внимание: российская операционная система, в отличие от зарубежных, способна работать и на отечественных, и на импортных аппаратных платформах. Наш софт не изолирует Россию от мирового сообщества. Поэтому псевдоозабоченность тем, что Россия окажется отрезанной от мировых технологических трендов, не имеет под собой никаких оснований. Наоборот, в технических заданиях на разработку российских информационных технологий всегда содержатся требования об обязательной интеграции в мировой мейнстрим. Такие требования есть и в каждом ТЗ компании ИВК, которая разрабатывает и производит широкую линейку системного и прикладного программного обеспечения и компьютерной техники со спецсвойствами.

 - Какие конкретные шаги надо предпринять российскому сообществу разработчиков и государству, чтобы создать или привлечь в страну мировые центры разработки ПО?

 - В России уже существует как минимум один мировой центр разработки ПО – репозиторий «Сизиф», на основе которого создается линейка операционных систем «Альт» для серверов и рабочих станций. Это технологически независимый проект с двадцатилетней историей, вокруг которого объединены талантливые профессионалы. Государству логично было бы изучить организацию «Сизифа» и приложить усилия – финансовые, организационные, инвестиционные – к распространению его опыта.

Но чиновники, к сожалению, этой работой не спешат заняться. Слишком хлопотно! Ни один из них, например, даже не пытается пойти «по инстанциям» с предложением адаптировать правила, регламентированные законом о госбюджете, под новые потребности отечественного рынка. Не предлагает найти или создать дополнительную статью расходов, направленную на привлечение в страну мировых центров разработки. А ведь задачи такого масштаба не решаются сами собой, без финансирования. Если мы хотим, чтобы российские разработчики входили в мировые проекты – потребуется инвестировать большие деньги.

Но мы неизменно слышим: на это направление у государства сейчас нет денег. Тогда какой смысл декларировать задачу войти в число мировых технологических лидеров? На словах все за прорыв, но как только доходит до дела, выясняется, что у России на лидерство расходы не предусмотрены, нам и «на игле» зарубежных технологий спокойно живется…

Поэтому на вопрос «Что нужно делать для привлечения мировых центров разработки ПО в Россию?», ответ: «Прежде всего, осознать, что это не лозунг, а направление для конкретных дел». Какие именно конкретные действия нужно предпринять государству – отлично знают эксперты-практики. Например, разработчики российской операционной системы «Альт». Они по собственной инициативе наладили и укрепляют связи с международными проектами разработки свободного программного обеспечения. Более того, в российской команде разработчиков ОС «Альт» есть специалисты, которые являются мейнтейнерами международных проектов, они участвуют в формировании политики их развития, в организации работ. Это настоящие эксперты мирового уровня, которые готовы помочь в формировании «дорожной карты» такого госпроекта. Почему никто из чиновников ни разу не обратился к этим профессионалам, чей авторитет признан международным ИТ-сообществом? Почему не предпринимаются попытки изучить опыт «Сизифа»? Мешает традиционное «нет пророка в своем Отечестве»? Пора ломать традиции, которые мешают нам развиваться.

 - Помогают ли профессиональные объединения – АРПП «Отечественный софт», «Руссофт» и другие - выстраивать диалог отечественных разработчиков с властью?

 - Безусловно, помогают. Ими ведется разноплановая полезная работа. Но процесс идет медленнее, чем хотелось бы. У административного аппарата в нашей стране сложилась такая психология: как только человек становится чиновником, он считает, что автоматически стал крутым экспертом. Поэтому диалог с экспертами из отрасли ему уже не нужен – он сам точно знает, что и как надо делать. Это заблуждение превращает чиновника в «неприступную крепость»: не достучишься. Причем так происходит даже не всегда в силу личных качеств человека – система не поощряет проявление инициативы. И человек начинает отгораживаться от жизни кипами бумаг, которые регламентируют его деятельность; главное – не сделать ничего выходящего за пределы регламента, вовремя отчитаться. А поскольку чиновниками зачастую становятся люди, готовые безынициативно функционировать, инертность государства постоянно приумножается. Буквально растет по экспоненте. Это настоящая беда. Живые, полезные для страны начинания тонут в бюрократическом «болоте».

Но профессиональные объединения продолжают строить диалог с властью. Им удается побудить чиновников предпринимать действия, нужные отрасли и государству в целом. Только, к сожалению, эти результаты достигаются ценой неимоверных усилий.

 - Организациям, которые планируют перевести свою ИТ-инфраструктуру на отечественные технологии, нелегко сориентироваться в рыночных предложениях. На какие свойства продуктов и компании-разработчика надо в первую очередь обращать внимание при выборе системного софта?

 - Не бойтесь «зайти в соседнюю дверь». Если вам демонстрируют одно решение и уверяют, что альтернатив нет – не верьте на слово. Противники импортозамещения стараются представить отечественные решения так, чтобы люди разочаровались. Поэтому при выборе системного софта не надо «стесняться» мониторить рынок, узнавать, расспрашивать, сравнивать предложения. Обращайтесь непосредственно к разработчикам технологий.

Выбирая системный софт, смотрите не только на функционал, но и на способность разработчика обеспечить длительный жизненный цикл своих продуктов. Задайтесь вопросом: кто на самом деле производит систему? Не ярлык «Сделано в России» приклеивает, а разрабатывает ее? В чьей юрисдикции находятся средства разработки и программисты? Кто владеет репозиторием – «фабрикой», на которой производится операционная система? Кто входит в ее «совет директоров», определяет политику развития? Кто управляет технологическим процессом разработки? Вот такие базовые вопросы надо обязательно задавать.

 - Но, задавая подобные вопросы, заказчику надо выступать «экспертом  ответов». Как быть, если его специалисты не обладают нужным уровнем квалификации?

 - Даже несведущего в ИТ потребителя должны насторожить посулы и просьбы: «Мы еще это не реализовали, но в ближайшее время – обязательно. Через месяц, через год», «Дайте нам денег на доработку, с ними мы быстрее решим вашу задачу» и тому подобное.

Можно поставить перед разработчиком конкретную задачу и посмотреть, как он будет ее решать. Например, заказчику для работы его прикладных приложений, в типовом дистрибутиве операционной системы не хватает ряда системных библиотек. Задача: необходимо встроить их в дистрибутив. «Базальт СПО» в таких случаях просит перечислить требуемые библиотеки и через несколько дней предоставляет заказчику дополненный дистрибутив. А другие разработчики за реализацию типового требования по доработке собственного дистрибутива могут попросить очень немалые деньги.

Не стесняйтесь расспрашивать разработчика, тестировать его решения. Законное право потребителя – убедиться в том, что системные технологии, которые ему предлагают, удовлетворяют требованиям к производительности, доступности, надежности, защищенности и так далее.

 - В стране сложилась парадоксальная ситуация с ИТ-образованием. С одной стороны, вузы ежегодно выпускают тысячи специалистов, с другой стороны, фирмы, занимающиеся  разработкой софта и аппаратных платформ, с огромным трудом находят нужных специалистов. Чем обусловлена эта дельта?

 - Тем, что система образования выстроена под технологии американских корпораций. Им не выгодно, чтобы в России были специалисты, умеющие разрабатывать собственные информационные технологии. Они предпринимали колоссальные усилия к тому, чтобы российские вузы готовили профессиональных эксплуатантов и потребителей их решений. Вдумайтесь: мы тридцать лет готовим в вузах «противников» импортозамещения! Людей, не умеющих разрабатывать собственные технологии. Поэтому фирмам-разработчикам так сложно найти нужных специалистов. Это штучные люди. И за ними, кстати, «охотятся» и американцы.

 - Что надо изменить в системе образования, чтобы ликвидировать разрыв?

 - Прежде всего, перестать говорить громкие фразы о десятках тысяч классных программистов, которых ежегодно якобы выпускают российские вузы. Давайте взглянем правде в глаза. Надо сформировать государственный запрос на специалистов, обладающих компетенциями в российских технологиях, в разработке. Разработать и внедрить внятную государственную программу переориентации системы образования на российские технологии, готовить разработчиков, а не потребителей.

Желательно, чтобы для решения этой задачи объединили усилия вузы, вендоры, Минпромторг, промышленность, наука.

 - Уверены ли вы в том, что России удастся обеспечить себе технологическую независимость в сфере ИТ и войти в число мировых поставщиков передовых технологий?

 - Да, уверен. Но мне и моим коллегам становится все труднее поддерживать эту уверенность в условиях, когда нам приходится преодолевать колоссальную инертность чиновничьего аппарата. Чиновники, с одной стороны, не верят в силы и интеллект российских специалистов, а с дугой - боятся уже достигнутых успешных результатов. Вероятно, потому, что возникает перспектива напряженной работы в огромном национальном проекте: потребуется менять систему образования, поднимать промышленность… Не делать вид, что активно занимаешься импортозамещением, а реально им заниматься.

Но любое сопротивление вызывает у нас азарт преодоления. Мы расцениваем его не как преграду, а как вызов. И продолжаем делать дело, в правоте которого уверены: обеспечить технологическую независимость страны жизненно необходимо и возможно!

 - Большое спасибо за беседу!

Источник: https://ict-online.ru/interview/i170967/