СПОкойствие, только СПОкойствие!

Как известно, свободным ПО могут пользоваться все без ограничения, равно как и вносить изменения в программные коды и распространять софт по всему миру. А вот проприетарным - только те, кто приобрел у правообладателя лицензию, позволяющую на законных основаниях работать с данным софтом, без права что-либо менять в самой программе. Но так сложилось, что в нашей стране большинство обладателей компьютеров работают именно с проприетарным ПО (Windows, Photoshop, Corel, Word, Excel, PowerPoint и так далее). Между тем все эти продукты созданы за рубежом, стоят денег и распространяются исключительно по лицензии. Это не только делает нас зависимыми от иностранных разработчиков, но и ставит под угрозу информационную безопасность всей страны, поскольку владельцы ПО вполне способны в любой момент перестать поддерживать свой софт или заставить его работать на себя. Спасти ситуацию можно лишь путем перехода на отечественные разработки и/или уже упомянутое свободное программное обеспечение.

Разговоры об этом ведутся уже довольно давно, и с учетом напряженной международной обстановки мы должны были бы уже давно найти альтернативу «платному» софту, но, как можно убедиться, все далеко не так просто. В чем же причины? Об этом говорили на прошедшей недавно в Переславле-Залесском XIV конференции «Свободное программное обеспечение в высшей школе». Организатором мероприятия выступила компания «Базальт СПО».

- На сегодняшний день каждый регион сам решает, какой софт ему покупать, - рассказывает генеральный директор компании Алексей Смирнов. - Был явный всплеск интереса к использованию СПО в середине нулевых. Напомню, что это было вызвано так называемым делом Поносова, когда в 2006 году директору школы села Сепыч Верещагинского района Пермского края Александру Поносову были предъявлены обвинения в незаконном использовании программ корпорации Microsoft в возглавляемом им учреждении. Позже, правда, выяснилось, что компьютерное оборудование в школу поступило с уже предустановленным софтом, который на деле оказался пиратским, то есть директор к этому был не причастен. Но дело вызвало большой резонанс в обществе, после чего было решение Совета безопасности, которое породило решение правительства о переходе на СПО. В 2010 году приняли распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. №2299‑р, которое ранее было приложением концепции. В рамках ФЦП «Дети России» в школы поступили комплекты программного обеспечения «Первая помощь», куда помимо лицензионных программ Microsoft входили дистрибутив Linux и набор программ под него - LibreOffice (альтернатива MS Office), GIMP (альтернатива Photoshop), Inkscape (альтернатива CorelDraw), Scribus (альтернатива Publisher), Blender (альтернатива 3D MaxStudio), Kdenlive (альтернатива AdobePremiere) и так далее. В 2008 году Минсвязь приняла Концепцию развития разработки и использования свободного программного обеспечения в Российской Федерации.

Какое-то время СПО успешно внедрялось везде и повсеместно. Но потом страсти угасли, и сейчас какой-то жесткой установки на внедрение свободных программ нет. Да, много говорят об использовании отечественных программ, более того, количество этих программ реально увеличилось. Но если говорить о системных программах, то в значительной части отечественные программы построены на базе СПО. Причем речь идет о десятках тысяч рабочих мест в самых разных регионах. То есть распространение достаточно широкое. И важно, что используется не отдельная операционная система, а целый пакет свободных программ.

Но если попытаться понять, что же мешает всеобщему переходу с Windows на Linux, тут есть три причины - политика, экономика и привычка. У многих есть понимание, что нельзя все завязывать на продукты одного производителя, тем более зарубежного. Да, учащиеся должны изучать все - и Linux, и Windows, но их выбор должен быть осознанным. В государственных же органах все не так однозначно. С одной стороны, есть установка на импортозамещение, с другой - как-то все странно. Возьмем ЕГЭ: все программы, которые сделаны для его сдачи, работают только под Windows и не работают ни в одной из отечественных операционных систем. Почему, не понятно. Возможно, это чисто административные проблемы.

На самом деле в целом по стране у нас есть все, что нужно, для нормального импортозамещения. И это уже работает: Linux, FreeBSD, Apache, Google, «Яндекс» и многое другое - все это построено на свободных программах. Это мощные промышленные системы. Такие же программные продукты успешно применяются в налоговой сфере, в загсах, здравоохранении. Это довольно масштабные проекты в десятки и сотни тысяч рабочих мест!

Однако есть, безусловно, классы программ, требующих серьезной и долгой работы, и там все не так благополучно. Например, если взять инженерный софт, то там есть добротные отечественные продукты, типа «Компаса» и T-flexCAD 3D. Но всех потребностей они закрыть, увы, не могут. То есть прямо сегодня AutoCAD или NatCAD мы заменить не в состоянии. Что касается области управления предприятиями, програм­мный пакет компании SAP - очень мощное, но безумно дорогое решение, которое к тому же требует не просто автоматизации управления, а полного изменения всех бизнес-процессов под себя. Поэтому тут вполне можно перейти на отечественные разработки «1С», «Галактика» и тому подобное, в подавляющем большинстве случаев их возможностей вполне хватает. Если говорить о графических, видео- и звуковых редакторах, системах управления баз данных, все это отлично работает на вполне профессиональном уровне. А вот с обучающими программами снова проблемы, поскольку они с самого начала были «заточены» под Windows. И не все они хорошо работают под Linux.

Но, повторяю, если бы тогда, в середине нулевых, все это действительно начали развивать, как задумано, сейчас у нас было бы несравненно меньше проблем и с импортозамещением, и с технологической независимостью. Эти 10 лет не потеряны, конечно, но их можно было бы использовать гораздо лучше. Тем более что на сегодняшний день разговоры о возможных санкциях перестали быть пустыми угрозами, крупнейшие западные компании уже не поставляют свое ПО целому ряду российских компаний, в этом смысле оказался отрезанным от мира и Крым. А что будет дальше, кто его знает. Поэтому выход только один - стать по-настоящему независимыми в плане разработки и обслуживания собственных программных продуктов.

Мнение
…А как обстоят дела в регионах? Мы опросили участников конференции.

Иван ХАХАЕВ, доцент Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ»:
- В целом за университет не берусь утверждать, но на нашем факультете доля СПО достигает примерно 50%. Многие проекты разрабатываются именно на свободном программном обеспечении, очень много его в инфраструктуре вуза. На мой взгляд, с ним удобнее работать. Впрочем, это связано и со спецификой нашего университета, ведь нельзя заниматься изучением или разработкой сетевых протоколов, не имея доступа к самым основам, низкому уровню программирования, спецификации ядра, стека, программ, их реализации. Это все используется в обучении студентов. Экономический же аспект тут не играет какой-то значимой роли. Практически все крупные IT-компании имеют особые условия взаимодействия с образовательными организациями, дарят или продают им за гроши лицензии. Поэтому тут нет особой разницы между бесплатным Linux и почти бесплатной Microsoft. Мои студенты пользуются всем, их это никак не напрягает. Надо сделать работу под Linux - сделали, надо под Microsoft - не вопрос, переключились и тоже сделали. То же с MacOS. Это миф, что студенты якобы чего-то не могут или у них есть какие-то врожденные предпочтения. С преподавателями другая история, там действительно играет роль привычка. Если представить, что у нас внезапно исчезнут все проприетарные программы, то образовательный процесс вряд ли от этого пострадает. А вот органы управления - да, потому что они много лет, начиная с 90‑х годов, сознательно подсаживали свою инфраструктуру на ПО вполне конкретных разработчиков, и это был их осознанный выбор под вполне конкретные бюджеты.

Роман СИМАКОВ, доцент Муромского института Владимирского государственного университета:
- В нашем вузе Linux занимает довольно небольшой процент. Пока безусловное преимущество за Windows, но все больше людей понимают, что Linux более перспективен. Сейчас от нас постоянно требуют лицензии на программные продукты, а деньги на это в организации не всегда можно найти, поэтому выгоднее пользоваться свободным ПО. Внедрение Linux тормозится двумя факторами. Первый - отсутствие четко поставленной задачи сверху. Никто не говорит предельно ясно и твердо, мол, к такому-то сроку должны все перейти! Вроде бы и рекомендовано, но можно ничего не делать, люди думают, что можно наплевать и обойтись. А второй фактор - человеческий. Преподавателям просто не хочется переучиваться и переучивать студентов. Это лишняя нагрузка, да и просто некомфортно, тем более система образования в отличие от реального производства находится в какой-то своей реальности, где можно долгое время жить по старинке и не меняться, тут можно до сих пор встретить древние версии Windows. Будут реальные санкции - будут изменения. На производстве уже поняли: если Oracle с нами больше не дружит, надо искать ему замену. А в образовании, даже если отключат Windows, всем будет по барабану, потому что тексты можно писать хоть в Lexicon’e.

Дмитрий КЛИМОВ, начальник отдела технической поддержки Пермского национального исследовательского политехнического университета:
- В нашем вузе Linux немногие любят, потому что традиционно пользуются Windows и коммерческим софтом. У нас город производственный, поэтому большинство предприятий изначально выставляют требования, чтобы проекты были выполнены вот в таких программах и на таком оборудовании. И СПО тут не в почете. Однако что касается научной работы и обучения, то Linux и программами под него здесь пользуются достаточно активно, примерно в 30% случаев. Переход на СПО тормозится до сих пор слабым знакомством преподавателей с возможностями этих программ. Пакеты могут существовать, но о них никому не известно. И это проблема пиара. А преподавателям самим некогда искать по ресурсам, что где появилось. Поэтому надо продвигать активно то, что уже есть, чтобы все понимали: вот этой программе есть вот такая замена. Что касается полных аналогов, то им не может быть замены по определению, все-таки Microsoft, Apple, Adobe слишком богатые и мощные компании, там работают десятки тысяч высококлас­сных сотрудников в течение долгих лет, и противопоставить полную замену их продукции нельзя. Можно говорить лишь о частичном замещении.

Артем ПРОСКУРНЁВ, учитель информатики школы №830, Москва:
- В нашей школе Linux установлен примерно на каждом третьем компьютере, причем это касается не только учителей, но и администрации, бухгалтерии, библиотеки, а также машин, на которых работают дети. Дома у них может быть Windows или MacOS, а здесь Linux, и ничего, нормально. У нас нет такого, чтобы мы кого-то заставляли, обычно всегда есть возможность выбора операционной системы и софта.
Но это именно у нас. В целом же по Москве, насколько мне известно, в основном используют продукцию Microsoft, поскольку с этой компанией, я так понимаю, заключено долгосрочное соглашение и столица получает их софт на очень выгодных условиях. Хотя СПО по идее вообще бесплатное.


От редакции
Существует интересный документ - приказ Минобрнауки РФ от 14 декабря 2017 г. №1220. В нем сказано, что к 2019 году во всех структурных подразделениях этого ведомства доля отечественного офисного программного обеспечения должна составить не менее 100% по почтовым приложениям, не менее 80% по операционным системам, текстовым и табличным редакторам, средствам презентаций, 100% по справочным системам, средствам антивирусной защиты и системам электронного документооборота, не менее 80% по браузерам, не менее 75% по средствам мультимедиа и так далее. Но почему-то возникает ощущение, что до этого еще очень далеко. А ведь средства, которые мы вынуждены вкладывать в приобретение даже дешевых лицензий западного софта, вполне можно было бы пустить на разработку отечественных программ, подготовку наших специалистов и обновление компьютерной техники!

Источник: http://www.ug.ru/archive/77766?fbclid=IwAR26Jlj2ZK8rv_U-V_GxUyIfZuv5UIZ11sjhAXtWGdW__WSLl3uIb1jg4Fs