Коммерсант - Российский софт отключают от заграницы. Требования к отечественному ПО ужесточают в деталях

Экспертный совет по программному обеспечению (ПО) при Минкомсвязи через полгода планирует начать исключать из реестра отечественного софта продукты, базирующиеся на разработках иностранного происхождения. Это делается в интересах заказчиков, которые находятся под санкциями или могут попасть под них. Часть разработчиков опасаются, что установленного срока не хватит для перехода на импортонезависимое ПО, который может потребовать серьезных инвестиций.

 

В ноябре на заседании экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи было решено поэтапно отказаться от использования софта, базирующегося на программных продуктах иностранного происхождения, «в части СУБД, серверов приложений и платформ», следует из опубликованного протокола. Такие продукты не будут включать в реестр отечественного софта, попадание в который дает преимущество при госзакупках. Разработчикам уже включенного в реестр ПО дается шесть месяцев, чтобы привести его в соответствие с новым требованием.

 

Изменения нужны, чтобы у «заказчиков, для которых важна санкционная устойчивость» была возможность работать полностью на российских технологиях, поясняет член экспертного совета, управляющий директор «Росплатформы» Владимир Рубанов. Среди них — «все госорганы, ВПК, госкорпорации, все, кто уже под санкциями, и те, для которых риск попадания велик». «Российские решения, жестко зависящие от внешних иностранных платформ, косвенно продолжают стимулировать использование этих платформ. Теперь же происходит регулирование рынка в сторону интересов государства по укреплению цифрового суверенитета. Использование иностранных СУБД и прочего не запрещается, требуется лишь поддерживать российскую альтернативу»,— подчеркивает господин Рубанов.

 

Многие иностранные вендоры соблюдают экспортные ограничения, запрещающие использование ПО в определенных странах и территориях, подтверждает заместитель гендиректора компании «Интертраст» Александр Савельев: «Если сегодня это бесплатное ПО работает, то завтра, после очередного обновления, может перестать работать в том же Крыму». Но предложенные формулировки «могут привести к печальным последствиям» и для российских производителей, предупреждает он: под формулировку «ПО иностранного происхождения» попадает много известных продуктов на основе свободно распространяемого софта. По оценкам участников ассоциации «Отечественный софт», реестр может потерять не менее 30% продуктов в соответствующих классах. «В реестре сейчас около 5 тыс. продуктов, из них меньше трети не соответствует новым требованиям»,— оценивает член экспертного совета по российскому ПО Илья Массух.

 

Гендиректор «Базальт СПО» Алексей Смирнов называет инициативу «внезапной». Если государство считает, что надо отказаться от зарубежных СУБД, то должно заранее сформулировать требования, чтобы их можно было учитывать в рамках нормального цикла разработки, который составляет полтора-три года, рассуждает он. Определять единый срок в шесть месяцев «не совсем целесообразно, так как все продукты имеют разную технологическую сложность и длительность их переноса может варьироваться», согласен гендиректор «ABBYY Россия» Дмитрий Шушкин. При этом компания уже начала оценку коммерческого потенциала разработки решений, поддерживающих работу на российских СУБД, отмечает он.

 

Корпорация «Галактика» давно начала масштабную инвестиционную программу по переводу продуктов на импортонезависимые технологии, сообщил член ее правления Антон Мальков. Но пока нет даже понимания, какие платформы и серверы приложений считать отечественными, указывает он: «Инициатива должна содержать четкий регламент, должна быть утверждена ответственная за проверку совместимости организация».

 

Участники рынка по-разному оценивают стоимость перехода на импортонезависимое ПО. Для большинства продуктов она будет в пределах 10 млн руб., полагает заместитель гендиректора Postgres Professional Иван Панченко. По мнению господина Смирнова, для отдельных участников рынка затраты могут достигать десятков миллионов долларов, а в масштабах отрасли — сотен миллионов. «Стоимость перехода не так велика, однако в отдельных случаях действительно может составлять миллионы рублей»,— полагает Илья Массух. Если срок в шесть месяцев окажется недостаточным, его, вероятно, можно будет продлить, добавляет он.

Источник - https://www.kommersant.ru/doc/3827670